Жизнь - Отечеству, Честь - никому

Вторник, 29 Март 2016 15:21

История создания подготовительных военно-учебных заведений в СССР

Предыстория создания

В Российской империи в течение длительного времени создавалась, отлаживалась и совершенствовалась система раннего воинского воспитания, начало которой положил Петр I в 1701 году созданием школы Математицких и Навигацких наук. Военные школы для мальчиков, в основном - солдатских детей и сирот, создавались по царским указам в крупных городах и при воинских гарнизонах.

При этом следует учесть, что начальное образование в стране оставалось в руках церкви, которая, конечно, не могла, да и не стремилась, удовлетворять растущие запросы армии и флота в образованных людях. Поэтому создалось довольно парадоксальное положение: обучение за государственный счет в России началось не с общеобразовательных школ, а с военных. В 1731 году была, наконец, найдена более удачная форма для таких учебных заведений, которые, говоря современным языком, можно назвать как "закрытые средние общеобразовательные учебные заведения с военным уклоном". Такой формой явились кадетские корпуса Пруссии, учрежденные там еще в 1653 году.

Открытие  первого в России кадетского корпуса для обучения дворянских детей в возрасте от 13 до 18 лет состоялось 17 февраля 1732 года во время царствования императрицы Анны Иоанновны. Всего в России до падения монархии было открыто более 50 кадетских корпусов. Эти учебные заведения создавались с большим размахом, постоянно опекались царствующими особами, щедро финансировались как из государственной казны, так и за счет пожертвований дворян. В результате эти учебные заведения вскоре переросли своих учителей - кадетские корпуса Пруссии. В 1838 году уже в Пруссии открываются воспитательные заведения по образцу русских кадетских корпусов, сходные с ними как частным, так и общим своим устройством.

Быстрое развитие цивилизации требовало новых подходов к военному образованию. Происходившие в Российской армии и на флоте изменения (появление новых образцов вооружения, применение на флоте паровых машин, использование радио, электричества, изменения в стратегии и тактике ведения боевых действий и т.д.) вызывали неоднократные изменения в учебной программе кадетских корпусов. Совершенствовалась со временем педагогическая наука, изменялись сроки обучения, форма одежды и прочее.

В итоге кадетские корпуса готовили не просто отлично обученных офицеров, ревностно преданных своему Императору и Отечеству, но и высоко образованных,  всесторонне развитых членов общества, которые становились и всемирно известными открывателями новых земель, и полководцами, и изобретателями оружия, и писателями, и государственными деятелями.

Перечислись их всех невозможно. Отметим для примера лишь некоторых: П.И.Шувалов (1710-1762), А.П.Сумароков (1717-1777), М.И.Кутузов (1745-1813), И.Ф.Крузенштерн (1770-1846), К.И.Константинов (1819-1871), С.И.Мосин (1849-1902), Д.М.Карбышев (1880-1945) и многие-многие другие исторические личности, приумножившие своими трудами славу России.

Противники существующего государственного строя (декабристы, революционеры) были в кадетской среде крайне редки. Поэтому Февральскую, а тем более Октябрьскую, революции 1917 года кадеты в своей массе встретили враждебно. Их офицеры-воспитатели и вообще офицерский корпус русской армии, включая самых высокопоставленных генералов, были менее монархически настроены, чем эти юноши, увидевшие в падении царской власти внезапное крушение своих надежд.

Кадеты были непримиримыми противниками нового строя, и они демонстрировали это при каждом удобном случае. Поэтому немудрено, что Временное правительство вскоре после своего создания приняло постановление о преобразовании кадетских  корпусов в Военные гимназии с одновременным лишением кадет их гордости - погон, с изъятием знамен, жалованных императорами, с заменой офицеров-воспитателей на гражданских лиц, преимущественно женского пола....

Короче, кадет сравняли с презренными гимназистами. Это был тяжелый удар по сложившейся системе воспитания кадровых военных. Справедливости ради нужно сказать, что это постановление Временного правительства было всего-навсего реализацией решений Первого Всероссийского съезда деятелей кадетских корпусов, проходившего с 31 мая по 4 июня 1917 года в Москве. Среди прочих  обсуждавшихся вопросов о преобразовании "интернатов" военного ведомства, съезд, в частности, высказал единодушное пожелание о переименовании кадетских корпусов в военные гимназии (по предложению преподавателя 3 Московского кадетского корпуса И.А.Вертоградского). Комиссия по реформированию кадетских корпусов в военные гимназии, под общим руководством начальника Главного управления военно-учебными заведениями  генерал-лейтенанта З.А.Макшеева, к началу 1917-1918 учебного года претворила намеченные изменения в жизнь. Весной 1918 года, уже при Советской власти, кадетские корпуса были закрыты.

Одновременно прекратили свое существование военно-учебные заведения царской России: 5 военных академий, 25 военных училищ, 41 школа прапорщиков, офицерские школы (Стрелковая, Электротехническая, Воздухоплавательная и др.). 

Закрытие кадетских корпусов было одним из актов, направленных на развал царской армии как оплота свергнутого режима. Происходило это так. Решением Совнаркома от 9 (22) ноября 1917 года верховный главнокомандующий генерал-лейтенант Н.Н.Духонин был заменен прапорщиком Н.В.Крыленко. Приказом Крыленко от 3 (16) декабря были упразднены чины и звания, а также ношение погон. 15 (28) января 1918 года Советское правительство издало декрет о создании Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА).

Советскому правительству пришлось в ходе продолжающейся войны разрушить все структуры старой армии и взамен ее создать новую, для защиты страны уже с другим государственным устройством. Нужно было срочно создавать командные кадры для этой новой армии из людей, безоговорочно преданных новой власти. На первых порах набор солдат и обучение их приемам владения винтовкой поручались военным специалистам - бывшим офицерам царской армии, тем из них, которые сочли своим гражданским долгом предоставить свои знания и опыт новой власти для защиты страны от внешних врагов. Основу армии - офицерский состав - нужно  было срочно готовить заново, с учетом интересов Советской власти.

Приказом Наркомвоена Л.Д.Троцкого №130 от 14 (27) февраля 1918 года было объявлено об открытии первых тринадцати советских военно-учебных заведений - курсов по подготовке командного состава РККА. Окружным комиссарам было предложено принять немедленные меры к очищению в недельный срок помещений военных училищ (в том числе и бывших кадетских корпусов).

Подписанный 3 марта в Брест-Литовске мирный договор обеспечил Советской России выход из Мировой войны, но иностранная интервенция и разгорающаяся  Гражданская война требовали увеличения численности армии.

В 1920 году Красная Армия насчитывала уже 5,5 млн. человек. Хотя количество краткосрочных курсов возросло до 107, пришлось вновь прибегнуть к дополнительной мобилизации бывших офицеров. Всего к концу Гражданской войны (октябрь 1922 года) в Красной Армии было 70-75 тысяч военных специалистов, служивших "не за страх, а за совесть".

Среди них можно назвать штабс-капитана Л.А.Говорова, впоследствии Маршала Советского Союза, Героя Советского Союза, который перешел из Колчаковской армии вместе со своей батареей на сторону Красной Армии.

После окончания Гражданской войны армия перешла на мирное положение, десятикратно уменьшив свою численность.

Все эти годы, с самого начала создания Красной Армии, комплектование ее командного состава проводилось по классовому признаку (массовое привлечение в качестве "военных специалистов" офицеров царской армии было временным, при этом они постоянно находились под усиленным контролем партии большевиков). Классовый принцип комплектования армии был закреплен в Программе партии, принятой VIII съездом РКП(б) в марте 1919 года.

Наибольшее предпочтение отдавалось рабочим как самому верному делу революции классу. Крестьянство считалось менее надежным, так как, по мнению В.И.Ленина, оно постоянно рождало мелкую буржуазию. К 1929 году среди старшего и среднего комсостава рабочих было 29,4%, крестьян - 34,4%, а к 1933 году выходцы из рабочей среды составляли уже 42,3%.

Интеллигенция также не пользовалась доверием у власти Советов. Даже в 1970-х годах еще существовала установка на преимущественное право вступления в КПСС рабочих. 

Первые подготовительные военно-учебные заведения Советского государства

С окончанием в 1922 году Гражданской войны возникла необходимость перестройки системы подготовки военных кадров применительно к мирным условиям. Эта перестройка происходила в соответствии с Постановлением Совета Труда и Обороны от 19 января 1921 года и завершилась в 1925 году. За это время осуществился переход  от системы краткосрочных командирских  курсов к военным школам среднего комсостава. Выработался единый тип военно-учебных заведений по родам войск с трехгодичным сроком обучения. Работу по улучшению системы подготовки командных кадров возглавил И.Э.Якир, назначенный в апреле 1924 года начальником Управления военно-учебных заведений Красной Армии.

В этот период перехода к новой системе военного образования возникли трудности с укомплектованием новых военно-учебных заведений, для которых требовались не только физически крепкие, но и грамотные люди, преимущественно из числа рабочей и  крестьянской молодежи. Единые трудовые школы, открытые в 1918 году вместо многочисленных типов школ дореволюционной системы народного образования, не могли удовлетворить в полной мере потребности военно-учебных заведений.

Чтобы преодолеть возникшие трудности, стали создаваться специальные военно-подготовительные школы для последующего комплектования их выпускниками  военно-учебных заведений армии и флота:

1. В октябре 1921 года в Петрограде была образована подготовительная школа для моряков в составе 250 человек, имеющая целью дать военным морякам общеобразовательную и специальную подготовку в объеме, необходимом  для поступления в военно-морские училища.

Через год эта школа была преобразована в  Военно-морское  подготовительное училище командного состава (Красный морской корпус). Для его  укомплектования по разнарядке ЦК РКСМ направляется свыше 300 человек "отборной рабочей молодежи". Училище дает первоначальную подготовку по военно-морскому делу и общеобразовательную подготовку в объеме  Единой Трудовой школы второй ступени. Ее программа, имеющая уклон в сторону технических знаний, была согласована с программами училищ комсостава Флота.

Осенью 1924 года это подготовительное училище объединилось с Ленинградским военно-морским училищем, войдя в его состав в качестве общих курсов, которые предназначались для пополнения курсантами военно-морского училища.

2. В декабре 1921 года в Баку, по просьбе бакинских рабочих, Наркомпросом республики была создана 1 Азербайджанская военная школа второй ступени. В нее зачислили 150 воспитанников в возрасте от 8 до 18 лет, родители которых погибли в Гражданскую войну.

В конце 1922 года эта школа переименовывается в Красный кадетский корпус, а затем в Азербайджанскую Закавказскую пролетарскую военную школу. В дополнение к отделению для азербайджанских юношей там были созданы русское, грузинское и армянское отделения. Курс обучения сократился с 9 до 8 лет. Школа пользовалась широкой популярностью среди трудящихся закавказских республик: на 120 вакансий подавалось несколько тысяч заявлений.

В 1924 году Закавказская военно-пролетарская школа была преобразована в Закавказскую военно-подготовительную школу со сроком обучения 3 года. В нее принимались подростки от 14 до 17 лет.

3. В декабре 1921 года в Бухарской Народной Советской  Республике, в городе Фергана, создается Бухарская военно-трудовая школа на 100 воспитанников, которая в 1925 году переименовывается в Узбекскую военно-трудовую школу. В ноябре 1925 года Революционный совет Узбекистана передал военно-трудовую школу в ведение  Управления военно-учебными заведениями РККА, и она была преобразована в Узбекскую военно-подготовительную школу с 4-летним сроком обучения.

4. В мае  1924  года  на  базе  6  Харьковской  пехотной  школы  и 9 пехотных Сумских командных курсов в соответствии с приказом РВС страны в Харькове началось формирование Украинской военно-подготовительной школы с 3-годичным сроком обучения для подготовки будущих курсантов военно-учебных заведений. В школу принимались подростки 15-18 лет по направлению ЛКСМУ, как правило, воспитанники детских домов, дети военнослужащих и рабочих. В декабре 1925 года эта школа переехала в Полтаву.     

В апреле 1925 года состоялся первый Всесоюзный съезд работников военно-учебных заведений. В приветственном слове к съезду М.В. Фрунзе обратил внимание на то, что "Красная Армия должна получить единую, выдержанную линию военно-образовательной подготовки, начиная от подготовительной школы и заканчивая военными академиями и высшими курсами усовершенствования". Съезд обсудил также вопросы строительства национальных  подготовительных военных школ. Был рассмотрен проект Положения о военно-подготовительных школах РККА, представленный Управлением военно-учебных заведений. В проекте подчеркивалось, что "военно-подготовительные школы имеют целью дать пополнение военным школам СССР преимущественно  специальных родов войск". Работа подготовительных школ была признана съездом заслуживающей внимания и  продолжения изучения их опыта. 

Военно-подготовительные школы просуществовали до конца 20-х -  начала 30-х годов, после чего начали упраздняться ввиду возросшего уровня общеобразовательной подготовки молодежи, годной к поступлению в военные училища.

В 1929 году была закрыта Узбекская военно-подготовительная школа, а ее учащиеся переведены в Объединенную среднеазиатскую военную школу на подготовительное отделение.

В этом же году Украинская военно-подготовительная школа была реорганизована в Полтавскую школу переподготовки командиров запаса имени М.В. Фрунзе.

30 ноября 1930 года Закавказская военно-подготовительная школа преобразована в Бакинскую пехотную школу имени Серго Орджоникидзе

За время своего существования военно-подготовительные школы произвели несколько выпусков и направили в военно-учебные заведения около полутора тысяч своих воспитанников. Среди них - будущие военачальники: Маршал Советского Союза П.Ф.Батицкий, генералы Г.Е.Стогний, Я.М.Табунченко, В.А.Рождественский, В.С.Кондратенко, Ф.П. Бойко, В.М.Добрянский, П.И.Дейнеховский, адмиралы В.Д.Шандабылов, В.А.Ерещенко. Среди воспитанников Военно-морского подготовительного училища - адмиралы Н.Г.Кузнецов, В.А.Андреев, контр-адмирал Б.В.Каратаев, контр-адмирал-инженер Г.Ф.Боготов и др. 

Участие России в Первой мировой войне, военная иностранная интервенция, Гражданская война привели к значительному истощению ресурсов страны. На жизни граждан это отразилось, прежде всего, в связи с недостатком продовольствия. Была введена система "военного коммунизма", когда хлеб у крестьян насильственно отбирался и распределялся.

1928-1930 гг. была введена система централизованного нормированного распределения продовольственных и промышленных товаров (карточки). При этом крестьяне карточек не получали. Засушливое лето 1932 года и последовавший неурожай во многих районах европейской части России, особенно на Украине, вызвали в 1932-1933 гг. голодный мор. 1934 и 1935 годы были относительно "хорошими", но с 1937 года положение с продовольствием снова ухудшилось.

Несмотря на эти трудности, Красная Армия в 30-е годы росла численно и усиленно оснащалась новой, все более мощной боевой техникой. За период первой пятилетки удельный вес артиллерии, авиации и бронетанковых войск поднялся с 20% до 35%. Удельный вес конницы и пехоты снизился, но их огневая мощь и боевые возможности возросли. Военно-воздушные силы из рода войск стали превращаться в вид Вооруженных Сил.

Численность Красной Армии в 1933 году составила 600 тысяч человек.

Мы не будем касаться причин такого быстрого роста военной мощи Советского государства. Отметим лишь, что военная угроза нашей стране появилась, в перспективе, лишь с приходом к власти в Германии нацистской партии во главе с А.Гитлером в 1933 году.

Основным источником пополнения Красной Армии и Красного Флота командным, начальствующим и политическим составом в этот период являлись военно-учебные заведения, которые были значительно расширены.

В 1936 году в СССР было 12 военных академий, военно-ветеринарный институт, 75 военных школ (50 сухопутных, 18 военно-воздушных, 7 военно-морских). Была воссоздана Академия Генерального штаба, где проходил подготовку высший и старший командный состав. К концу 1936 года в военных академиях обучалось 11 тыс., а в военных школах 63,4 тыс. человек. Поскольку армия испытывала острую нужду в командирах, в 1936-1939 гг. были открыты еще 32 военные школы (8 пехотных, 10 артиллерийских, 14 летных и летно-технических).

Нехватка командиров объясняется не только быстрым ростом численности войск, но и репрессиями 1937-1938 гг., в ходе которых под предлогом "чистки" Армии от нежелательных элементов в разряд "врагов народа" и "шпионов" попало огромное количество честно служивших Родине командиров всех звеньев - от командиров полков до маршалов. Все это вызвало необходимость увеличения количества подготавливаемых командиров и ускорения их выпуска в войска.

В 1937 году военные школы преобразуются в училища, срок  обучения в которых сокращается до двух лет, а их штаты расширяются почти вдвое. К сентябрю 1939 года число обучающихся в военных училищах достигло 78 тыс. человек. За три предвоенных года военные училища окончили 48 тыс., а войсковые курсы - 80 тыс. командиров.

Подготовку кандидатов в военные училища артиллерии начали осуществлять специальные средние школы, созданные в системе Наркомпроса. 

Создание военных спецшкол

Идея воссоздания подготовительных военно-учебных заведений по образцу кадетских корпусов в новых условиях была подсказана К.Е.Ворошилову заместителем начальника артиллерии РККА3 комкором (впоследствии генерал-полковником) Владимиром Давыдовичем Грендалем (1884-1940), очень много сделавшим для организации обучения артиллерийских кадров всех степеней.

По решению Правительства от 5 мая 1937 года пять московских средних школ Наркомата просвещения4  в экспериментальном порядке приступили к обучению юношей 8-10 классов по специальной программе, согласно которой математика, физика, химия, черчение и военное дело изучались приближенно к программам военных училищ. Школы комплектовались учащимися, которые успешно окончили 7 классов и были  годны по состоянию здоровья для поступления в военные училища. В соответствии с Положением о специальных школах их выпускники могли после 10 класса поступать в любое военное училище. Однако уже  в ноябре 1937 года в Положение было внесено  уточнение, по которому все спецшколы становились артиллерийскими, а их выпускники шли на комплектование артиллерийских училищ.

Об этом изменении первым спецшкольникам объявил начальник артиллерии РККА комкор (впоследствии Главный маршал артиллерии) Н.Н.Воронов в здании Московской консерватории, где были собраны учащиеся. Часть ребят, мечтавших стать моряками или летчиками, покинула спецшколы.

В 1940 году, когда артиллерийские спецшколы выявили все положительные стороны такой формы подготовки молодежи к кадровой военной службе, особенно в войсках, оснащенных сложной военной техникой, были созданы в дополнение к артиллерийским 20 спецшкол ВВС и 7 спецшкол ВМФ.

Спецшколы ВМФ просуществовали до 1943 года, после чего  они были преобразованы в подготовительные училища ВМФ. Спецшколы ВВС были расформированы в 1955 году.

В 1943 году были открыты суворовские и нахимовские военные училища. Инициатором создания суворовских училищ наподобие кадетских корпусов для подготовки будущих общевойсковых командиров был генерал-лейтенант А.А.Игнатьев, который к весне 1943 года подготовил и представил командованию основные положения по их организации. Перед Великой Отечественной войной генерал-майор Игнатьев некоторое время был инспектором военных учебных заведений (в том числе и спецшкол) по иностранным языкам, и поэтому хорошо был знаком с организацией этих учебных заведений.

При организации суворовских и нахимовских училищ кадетские порядки были воссозданы в более полном объеме, чем в спецшколах и в сменивших их в 1946 году подготовительных училищах. Например, увеличение срока обучения с трех до семи лет, что значительно повысило возможности воинского воспитания, способствовало развитию традиций, воинских ритуалов, сплочению коллектива учащихся. Изменения, произошедшие в начале 60-х годов и связанные с именем Н.С.Хрущева, повлекшие за собой закрытие значительной части суворовских и нахимовских училищ и сокращение срока обучения в оставшихся до двух и трех лет, свели на нет многие положительные стороны этих училищ.

В основу внутренней организации военных спецшкол уже были заложены основные принципы организации кадетских корпусов, хотя это и не афишировалось в то время по идеологическим соображениям. Но были и некоторые отличия, например, отсутствие интернатов, против которых выступали участники упомянутого выше Первого Всероссийского съезда деятелей кадетских корпусов. Они считали, что интернаты, отрывающие подростков от семьи и общества, огрубляют их нравы и способствуют кастовой замкнутости, изолированности от общественной и политической жизни.

Спецшкольники жили в своих семьях и находились в спецшколах в соответствии с внутренним распорядком. Для иногородних были сделаны исключения - для них выделялись спальные помещения. Как и кадеты, спецшкольники носили специально установленную военную форму одежды, близкую к офицерской. Каждая спецшкола имела свое знамя.

Воссозданием кадетской системы раннего воинского воспитания занимались, в первую очередь, офицеры и генералы царской армии, перешедшие на службу Республики Советов. Сами бывшие в прошлом кадетами, они стремились возродить в спецшколах лучшие традиции этих учебных заведений, и не безуспешно. В предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны специализированные школы стали одним из важнейших источников комплектования артиллерийских, военно-морских и авиационных училищ. Уже к маю 1942 года спецшколы (артиллерийские, ВМФ и ВВС) передали Армии и Флоту 15 тысяч своих воспитанников. Большинство из них достойно сражались на фронтах с немецко-фашистскими захватчиками. Более 40 из этих выпускников стали Героями Советского Союза. Среди них - маршалы (С.С.Ахромеев), адмиралы (А.П.Михайловский), генералы (В.Л.Говоров, А.Я.Брандыс) и много других видных военачальников.  

Артиллерийские спецшколы

Постановлением №452 от 9 апреля 1938 года Совнарком утвердил новое Положение о спецшколах, которое действовало без изменений до их реорганизации в 1946 году. Ниже приводится его полный текст. 

ПОЛОЖЕНИЕ

О специальных школах народных комиссариатов просвещения РСФСР и УССР 

1.Специальные школы народных комиссариатов просвещения РСФСР и УССР предназначаются для комплектования лицами, окончившими эти школы, артиллерийских  училищ Народного Комиссариата Обороны.
2.Спецшколы Наркомпроса комплектуются из числа  политически проверенных учащихся средних школ мужского пола:
    а) окончивших отлично неполную среднюю школу (семилетку);
    б) окончивших  "отлично"  или  "хорошо"  8 классов полной средней школы;
3. Специальные школы имеют 8-е, 9-е и 10-е  классы средней школы.
4. Математика, физика, химия, черчение, рисование и военное дело преподаются в школах по программам и учебникам, приспособленным к программам артиллерийских училищ НКО. Остальные предметы преподаются по общим программам и учебникам средних школ.
5. В школах создаются военные кабинеты с образцами артиллерийского и прочего вооружения.
6. В школы назначается лучший преподавательский состав с высшим педагогическим образованием, в том числе и из лиц командиров запаса артиллерии. Для руководства военной и политической работой назначаются помощники директоров школ по политической части и военные руководители из числа лиц кадрового политического и командного состава.
7. Переводные и выпускные испытания учащихся специальных школ проводятся в присутствии преподавателей артиллерийских училищ по назначению начальника артиллерии РККА.
8. Все учащиеся специальных школ носят присвоенную им форму одежды.
9.  Спецшкольники живут по общему школьному уставу.
10. Правила  внутреннего  распорядка"  утверждаются Народным Комиссаром Просвещения РСФСР и УССР по согласованию с Народным Комиссаром Обороны СССР.
11. Летние каникулы учащиеся проводят в специальных лагерях. Руководство лагерями и содержание учащихся - за счет Наркомпросов РСФСР и УССР.
12. Все окончившие специальные школы получают аттестат зрелости и распределяются начальником артиллерии РККА с участием представителя Наркомпроса РСФСР по артиллерийским училищам.
13. По окончании специальных школ учащиеся с оценками "отлично" и "хорошо" имеют преимущественное право поступления в артиллерийские училища повышенного типа без испытаний.
14. Окончившие артиллерийское училище производятся в лейтенанты и направляются в РККА на строевые артиллерийские командные должности.
15. При наборе слушателей в Артиллерийскую Академию оказывать преимущества тем из прошедших специальную школу товарищам, которые окончили артиллерийское училище с оценками "отлично" или "хорошо" и которые прошли строевую службу в продолжение двух лет с отличной аттестацией.
Такие товарищи принимаются в Артиллерийскую Академию:
    а) на первый курс командного факультета и на второй курс инженерного факультета - без испытаний;
    б) на второй курс командного факультета и на третий курс инженерного факультета - по испытаниям в объеме первого курса командного факультета или второго курса  инженерного факультета соответственно.
16. Все окончившие Артиллерийскую Академию бывшие воспитанники специальных школ Наркомпроса, прослужившие до поступления в Академию 3 года на строевых должностях, получают воинское звание на 1 ступень выше, чем остальные. 

В 1938 году в СССР уже действовали 17 специальных артшкол, которые приняли в свои стены более 8 тысяч юношей, откликнувшихся на призыв секретаря ЦК ВЛКСМ  А.В.Косарева "Молодежь, в артиллерию!". Каждой школе был присвоен свой номер. Так, первые пять школ находились в Москве, с шестой по десятую - в Ленинграде, одиннадцатая - в Ростове-на-Дону, двенадцатая и тринадцатая - в Киеве, четырнадцатая и пятнадцатая - в Харькове, шестнадцатая - в  Одессе, семнадцатая - в  Ереване.

Желающих попасть в спецшколы оказалось очень много - молодежь влекла романтика военной службы, чувство долга по защите Отечества.

Специально созданные комиссии проверяли знания абитуриентов по всем общеобразовательным дисциплинам, прежде всего - по математике, физике, химии и иностранному языку. Помимо прохождения медицинской комиссии, каждый поступающий должен был продемонстрировать свою физическую подготовку на спортивных снарядах. Высоко оценивалось наличие спортивных значков: "Готов к труду и обороне", "Ворошиловский стрелок", "Осоавиахим" и других. Учитывался и интеллектуальный уровень будущих командиров - артиллеристов.

Каждый поступающий должен был заполнить анкету, которая хранилась в его личном деле до окончания школы. По ней велась проверка абитуриентов органами НКВД. 

АНКЕТА

поступающего в специальную школу Наркомпроса

1. Фамилия, имя, отчество.
2. Год, месяц и число рождения, и какой местности уроженец.
3. Национальность, родной язык и какими языками владеете еще.
4. Гражданство (подданство) в настоящее время и раньше.
5. Если член ВЛКСМ, то указать, с какого времени; № билета, и какой организацией выдан.
6. В какой школе обучался, и какой класс окончил.
7. Социальное положение родителей.
8. Основная профессия родителей (отца и матери):
    а) до Октябрьской революции;
    б) в настоящее время.
9. Какое имущественное положение родителей:
    а) до Октябрьской революции;
    б) после Октябрьской революции (отец и мать);
    в) состоят ли в колхозе, и с какого времени.
10. Где в настоящее время проживают родители, и чем они занимаются.
11. Лишены ли в настоящее время по суду, или лишались ранее Ваши родители или ближайшие родственники избирательных прав, за что, когда и где. Их фамилии.
12. Принадлежали ли Ваши родители или ближайшие родственники к оппозиции и антипартийным группировкам.
13. Перечислите родственников и знакомых, проживающих вне пределов СССР. Какую Вы  или Ваши ближайшие родственники имеете с ними  связь.
14. Ваш точный адрес последнего местожительства (область, край, район, город, село или деревня).

________________Подпись учащегося    __________________Подпись родителей 

Едва ли у кого-нибудь из спецшкольников сохранились в памяти эти анкеты, до сих пор хранящиеся  в городских архивах вместе с другими материалами спецшкол. Молодежь стремилась к подвигам, к героическим свершениям. Их умы будоражили перелет через Северный полюс Чкалова, эпопея челюскинцев ...

Учиться в спецшколах было нелегко. Каждый день был расписан по минутам. Кроме обычных школьных предметов изучались военные уставы, основы артиллерийской стрельбы, материальная часть орудий и приборов, по несколько часов в неделю проводились занятия  строевой и физической подготовкой. 1 мая и 7 ноября спецшколы были участницами военных парадов, а 1 сентября - в Международный юношеский день, вливались в колонны демонстрантов.

Спецшкольники или "спецы", как они себя называли, носили особую форму одежды: артиллерийскую армейскую фуражку со звездой, темно-зеленый китель под ремень, темно-синие брюки с красным кантом, черные ботинки. Шинель была серая, офицерского покроя, зимним головным убором служил шлем - "буденовка". ("Буденовкой" он стал называться потому, что первыми его стали носить кавалеристы конной армии С.М.Буденого.) Повседневную летнюю форму составляли: защитного цвета гимнастерка и брюки навыпуск, пилотка. В выходную летнюю форму входили: белая гимнастерка и синие брюки, на фуражку полагался белый чехол. На вороте кителя, гимнастерки и шинели были пришиты черные суконные петлицы с артиллерийской эмблемой и номер спецшколы с буквами "СШ".

Вся школа составляла артиллерийский дивизион, в котором около 500 учащихся были разделены на три батареи. Десятые классы именовались первой батареей, девятые - второй и восьмые - третьей. В каждой батарее было по 5-6 классов, называвшихся взводами. Каждый взвод (25-30 человек) состоял из трех отделений. При выпуске учеников первой батареи вторая становилась первой, третья - второй, а третьей батареей становились вновь набранные классы.

Из числа лучших учащихся, обладающих командными данными, назначались командиры отделений, помощники командиров взводов, старшины батарей, заместители политруков батарей и дивизиона. Командирами взводов и батарей сначала назначались классные руководители из преподавательского состава, которые были чисто гражданскими людьми. И только командир дивизиона (он же военрук) и политрук дивизиона были кадровыми военными. Гражданскими были и директора школ.

Спецшколы укомплектовывались лучшими педагогами тех городов, где они располагались. Артиллерийские спецшколы были тесно связаны с культурой и спортивной жизнью этих городов. Особенно это относилось к Москве, Ленинграду, Киеву. Частыми гостями в спецшколах были популярные артисты, известные писатели, поэты, спортсмены.

Начальник артиллерии Красной Армии Н.Н.Воронов проявлял большую заботу о спецшколах и оказывал им необходимую помощь.

Инспектор спецшкол А.П.Полехин уделял много внимания подбору учителей, хорошо знавших свой предмет и методику его преподавания.

Распорядок дня в спецшколах регламентировался общим школьным уставом и "Правилами внутреннего порядка в специальных средних военных школах".

По окончании программы учебного года спецшкольники второй и третьей батарей выезжали на  45-дневные лагерные сборы, во время которых практически осваивали  артиллерийское и стрелковое оружие вплоть до проведения учебно-боевых стрельб. Там проводились занятия на местности по тактике и военной топографии. Жили в палатках.

На время лагерных сборов номер спецшколы становился номером дивизиона общелагерного сбора спецшкол. 

Приближение войны чувствовалось всеми. И хотя она воспринималась как неизбежное зло, настроение людей было весьма оптимистичным. Предполагалось, как пелось в популярных песнях и показывалось в кинофильмах, что в случае нападения врага, он будет отброшен и уничтожен могучим ударом Красной Армии. С началом войны были случаи побегов спецшкольников "на фронт", так как ребята боялись, что немцев разобьют так быстро, что они не успеют повоевать. Но "блицкриг" не получился ни у одной из сторон. Действительность опрокинула все расчеты. Для нашей страны эта война обернулась тяжелым испытанием, длившимся четыре с половиной года.

      В начале июня 1941 года спецшкольники, окончившие 8 и 9 классы, были уже в лагерях. В городе остались только "спецы" первых батарей, сдававшие выпускные экзамены за 10 класс. Учащиеся спецшкол, вернувшись из лагерей уже после начала Великой Отечественной войны, приняли деятельное участие в подготовке своих городов к обороне - вместе с взрослыми рыли противотанковые рвы, а с началом бомбардировок дежурили на крышах, борясь с зажигательными бомбами, несли патрулирование в городе.

К осени началась эвакуация спецшкол из западных областей подальше от приближающегося фронта - на Алтай, Урал, в Сибирь, Казахстан, где они продолжили свои занятия. Программа обучения оставалась прежней, проводились и летние лагерные сборы, хотя теперь все это было связано со значительными трудностями.

Первая, вторая и третья Московские артспецшколы оказались в Кемеровской области - в городах Анжеро-Судженске, Ленинске-Кузнецком и Прокопьевске, четвертая - в Бийске Алтайского края, пятая - в   Ишиме Омской области.

Ленинградские спецшколы, с большими трудностями и потерями выбравшиеся из блокадного кольца в феврале 1942 года, были размещены следующим образом: шестая - в Тобольске Омской области, седьмая и восьмая - в  Алтайском крае в селах Троицкое и Тогул соответственно (восьмая САШ в 1945 году переведена в г. Ижевск Удмурдской АССР), девятая и десятая - в Кемеровской области, в поселке Мундыбаш и на станции Кузедеево. Ростовские "спецы" попали в Красноярский край. Двенадцатая Киевская спецшкола в июле 1941 года была расформирована, а тринадцатая передислоцирована в село Илек Чкаловской (Оренбургской) области. Четырнадцатая Харьковская спецшкола перебазировалась в Актюбинск, а пятнадцатая - в Лениногорск Восточно-Казахстанской области. Шестнадцатая Одесская САШ прибыла в г. Сталинабад (Душанбе) Таджикской ССР, а семнадцатая Ереванская оставалась на месте.

Учащиеся, окончившие артспецшколы, приходили в артиллерийские училища со знанием уставов Красной Армии, основ воинской службы, устройства и действия артиллерийских орудий, стрелкового оружия, приборов, правил стрельбы наземной артиллерии и других премудростей армейской службы. По сравнению с курсантами, окончившими 10 классов в обычной средней школе, "спецы" были намного лучше подготовлены к изучению на более высоком уровне не только военных предметов, но и общеобразовательных дисциплин. Кроме того, они выделялись физическим развитием, дисциплинированностью и крепкой товарищеской  сплоченностью.  Пройдя ускоренный  курс обучения (3-6 месяцев вместо 2 лет), выпускники училищ направлялись на фронт. Но иногда обстановка требовала и более экстренных мер. Так, из Первого Киевского артиллерийского училища, эвакуированного в Красноярск, после сверхплотной 2-месячной подготовки, курсантов в срочном порядке направляли на фронт, на оборону Москвы, назначив их на сержантские должности. После битвы под Москвой из 80 курсантов-воспитанников киевских спецшкол аттестовали как лейтенантов только 10 человек, остальные пали в боях.

В конце 1943 года в армии вместо знаков различия на петлицах были вновь введены погоны. В отношении учащихся спецшкол (к тому времени открылись также спецшколы ВМФ и ВВС) был отдельный приказ. 

Приказ Народного Комиссара Обороны СССР

№ 307   26 октября 1943 г. г.Москва 

Содержание: о форме одежды для учащихся специальных военных средних школ Наркомпросов Союзных республик.

В соответствии с Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 9 апреля 1938 г. за №452 и от 6 ноября 1940 г. за №2276 10 "Об организации специальных военных средних школ Наркомпросов Союзных республик" с 01 января 1944 г. перейти на ношение погонов новой формы одежды.

Разрешить преподавательскому составу, не имеющему воинских званий, ношение указанной военной формы, но без погонов. 

Нарком          И.В.Сталин

В трудное военное время возникли проблемы с продовольствием, и страна вновь перешла на карточную систему. В качестве примера, как решался этот вопрос для спецшкол, приведем письмо заместителя Наркома просвещения СССР генерал-майора Борисова от 14 апреля 1943 г. начальникам спецшкол:

"Препровождаю копию приказа Наркома торговли СССР №176 от 07 апреля 1943 г. "Об установлении норм питания для учащихся специальных военных школ, находящихся в ведении Наркоматов просвещения союзных республик" для руководства в деле снабжения из государственных фондов продуктами питания учеников. 

Одновременно сообщаю, что в норму входят  следующие продукты питания:

1) хлеб - 800 гр. (в день),
2) мясо - рыба - 2200 гр. (в месяц),
3) жиры - 700 гр. (в месяц),
4) крупа - макароны - 2700 гр. (в месяц),
5) сахар - 500 гр. (в месяц).

Прочие продукты - по существующим нормам в области, крае, АССР". 

Конечно, молодому, растущему организму требовалось больше. Чтобы иметь какую-то прибавку к пайку, спецшкольники помогали колхозникам в уборке урожая, в других работах, рубили уголь в шахтах, трудились на заготовке дров для отопления занимаемых помещений.

И все-таки, при таком питании можно было жить, учиться и напряженно работать. Особенно, если вспомнить, какой голод терзал ленинградских "спецов" в блокадном городе. К 20 ноября 1941 г. норма снабжения хлебом, на две трети состоявшего из примесей, снизилась до 125 гр. в сутки. Других продуктов по карточкам почти не выдавали. В пищу шел жмых (смешанный с кофейной гущей и жареный на олифе), столярный клей (варилось "желе" с лавровым листом), кожаные ремни. К концу декабря 1941 г. в городе не осталось кошек, собак, птиц - все были съедены. Вот как описал это время учащийся 8-й Ленинградской САШ Валентин Байков: "Голод - самое страшное испытание. Он парализует волю человека, постоянно навязывая мысли о еде, даже парализует психику, подчиняя все его поступки одному --желанию добыть пищу любыми путями. Слабые люди не выдерживали этой пытки и погибали раньше других. 

В феврале-августе 1944 года была проведена реэвакуация - спецшколы вернулись на свои прежние места. Но не все. В связи со сложной обстановкой в послеблокадном Ленинграде шестая, седьмая и десятая спецшколы были расформированы в местах эвакуации,  а  восьмая осталась временно в Ижевске. Также осталась на месте эвакуации, в Бузулуке, тринадцатая Киевская артспецшкола.

И, наконец, наступил долгожданный день Победы. Жить стало легче, но не сразу. Надо было восстановить все, что было разрушено войной. Армия по-прежнему оставалась в центре внимания Советской власти. За чистоту ее рядов органы НКВД начинали бороться уже в военных спецшколах.

Письмо Наркома просвещения РСФСР от 30 мая 1945 года:

"При комплектовании специальных военных средних школ приему в число учащихся не подлежат лица, имеющие родственников за границей, а также родственники которых репрессированы органами Советской власти.

В отношении юношей, чьи родственники или они сами проживали на временно оккупированной немецкими захватчиками территории, следует до их зачисления в число учащихся тщательно проверять через органы НКВД".

Это письмо показывает, какого размера достигала шпиономания в государстве, где не только взрослые, но и их несовершеннолетние дети постоянно находились под подозрением в измене родине. К счастью, это уже в прошлом. Но это письмо говорит и о другом: армию готовили к решению новых задач.

С окончанием войны спецшколы выполнили свое предназначение, им на смену шли другие, более совершенные виды подготовительных военно-учебных заведений/ 

Приказ Министра просвещения №1145 от 20 июля 1946 года: 

"Во исполнение Постановления Совета Министров СССР от 10 июля 1946 года "Об организации артиллерийских подготовительных училищ в системе Министерства Вооруженных Сил СССР" приказываю:

1. С 15 июля по 01 августа с.г. передать 1-5-ые Московские артспецшколы, 8-ую Ижевскую (б.Ленинградскую), 9-ую Ленинградскую, 11-ую Ростовскую, 13-ую Бузулукскую (б.Киевскую) в ведение Министерства Вооруженных Сил СССР.
2. Переменный и постоянный состав передать:

 

    а)  из 1-ой и 2-ой Московских артспецшкол - 1 Московскому артиллерийскому подготовительному училищу;
    б)  из 3-ей и 5-ой Московских артспецшкол - 2 Московскому артиллерийскому подготовительному училищу;
    в) из 4-ой Московской - Минскому  артиллерийскому подготовительному училищу;
    г)  из  8-ой Ижевской и 13-ой Бузулукской - Сталинскому артиллерийскому подготовительному училищу;
    д)  из 9-ой Ленинградской - Ленинградскому артиллерийскому подготовительному училищу;
    е) из 11-ой Ростовской - Ростовскому артиллерийскому подготовительному училищу". 

По неизвестной причине этот приказ не охватил еще несколько артшкол, продолжавших функционировать в это время.  Поэтому отметим   как   "де факто", что переменный и постоянный состав из четырнадцатой и пятнадцатой Харьковских артспецшкол был передан Харьковскому артиллерийскому подготовительному училищу, из шестнадцатой Одесской - Одесскому АПУ, из семнадцатой Ереванской - Ереванскому АПУ, в Киеве было создано Киевское АПУ.   

Таким образом, из двенадцати сохранившихся артспецшкол было создано десять артподготовительных училищ МО СССР. 

Ветераны всех семнадцати артиллерийских спецшкол и после их закрытия сохранили свои дружеские связи и организовали советы ветеранов своих спецшкол, как правило, в тех же зданиях, в которых они учились. В большинстве этих зданий теперь находятся средние школы, при которых ветераны создали музеи боевой славы своих спецшкол. Они ведут работу по воссозданию истории спецшкол, по установлению боевого и трудового пути своих товарищей (и оставшихся в живых, и павших в боях), проводят среди школьников военно-патриотическую работу и, конечно, периодически встречаются и общаются друг и другом.

12 декабря 1997 года в Москве, в Центральном Доме Российской Армии в связи с 60-летием создания артиллерийских спецшкол состоялась встреча ветеранов, на которую собрались более 600 человек. Ветеранам было о чем вспомнить. В их рядах - генерал армии В.Говоров (2 САШ), генерал-полковники: В.Лебедев (1 САШ), В.Неделин    (16  САШ),     А. Максимов     (4  САШ),    Ю. Потапов   (2 САШ), В.Кончиц (2 САШ), Ю.Забегайлов (8 САШ), Г.Малиновский    (7 САШ), генерал-лейтенанты: Е.Евстигнеев (5 САШ), А.Бабешко, Ю.Куликов, С.Шорников, А.Суетин, А.Сергеев и другие крупные военачальники. Двадцать спецшкольников-артиллеристов стали Героями Советского Союза. Из них только 2 Московская взрастила шесть Героев, это - лейтенант Т.Фрунзе, капитан Н.Прохоренко, майор М.Либман, генерал армии В.Говоров, генерал-лейтенант С.Новичков, генерал-майор С.Микоян. Другими спецшколами  были  воспитаны  Герои:  полк.  А.Барданов  (4 САШ), генерал-майор В.Бутылкин (5 САШ), генерал-лейтенант  арт. С.Штанько (11 САШ), полковник В.Субботин (13 САШ), капитан И.Чайковский (13 САШ), капитан В.Поярков (14 САШ), капитан А.Барвинский (14 САШ), майор Р.Павловский (15 САШ), капитан П.Стрижак (15 САШ), капитан Б.Тасуй (15 САШ), лейтенант П.Вернидуб (16 САШ), капитан В.Богаткин, младший лейтенант В.Ермолаев, генерал-майор В.Зикеев. 

...В Москве, около метро "Кропоткинская", в тихом Чертольском переулке стоит памятник14  -   в массивной гранитной плите вырублены в полный рост фигуры офицера, четырех юношей в военной форме и подростка. На граните надпись: "Воспитанникам специальных артиллерийских школ, проявившим мужество и героизм в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.". 

Военно-морские спецшколы и спецшколы ВВС

В 1940 году решением Правительства СССР были созданы военно-морские спецшколы и спецшколы ВВС по аналогу артиллерийских спецшкол, которые к тому времени успешно функционировали. В данные учебные заведения принимались юноши, окончившие 7-й, 8-й или 9-й классы. Желающих учиться было много, но пройти отбор могли только лучшие. Выпускники спецшколы получали среднее образование и право на поступление без экзаменов в одно из высших военно-морских или летных училищ страны. Военно-морские школы были организованы в Москве, Ленинграде, Киеве, Горьком, Одессе и Баку. Спецшколы ВВС были сформированы, как правило, в городах, где были летные училища (16 школ), и в Тбилиси, Баку, Киеве и Ереване существовали спецшколы республиканского подчинения.

Последнее изменение Среда, 30 Март 2016 06:48